Меню
» » 2018 » Май » 2

Татарстан в период Великой Отечественной войны - Общественно-политическая ситуация


Общественно-политическая ситуация.

Военные годы резко изменили привычную жизнь населения республики. В первые же дни войны на предприятиях, в учреждениях, в колхозах и совхозах прошли митинги. Их участники демонстрировали свою готовность встать на защиту Отечества и разгромить врага. Патриотические настроения граждан широко освещались в периодической печати, с удовлетворением констатировались в официальных отчетах, направляемых в высшие органы. В военкоматах, согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР, развернулся призыв военнообязанных граждан. Причем формирование вооруженных сил осуществлялось не только за счет граждан, подлежащих мобилизации. Общий патриотический настрой жителей республики выражался в массовом потоке заявлений в партийно-советские органы и военкоматы с просьбой о добровольном зачислении в ряды действующей армии. Типичными были заявления следующего содержания: «Сейчас, когда фашисты напали на нашу страну, я добровольно ухожу на фронт…, – так писал бригадир тракторной бригады Кичуйской МТС Акташского района А.А. Хлыстенков. – И пусть гитлеровские разбойники знают, что наша Красная Армия развеет в прах их сумасбродную идею мирового господства». Аналогичных примеров было множество. Уже к середине июля 1941 г. число обращений от добровольцев, учтенных Татвоенкоматом, превысило 14 тысяч человек.

Но одновременно в среде населения имели место и диаметрально противоположные настроения. На фоне всеобщего всплеска патриотизма были зафиксированы случаи дезертирства, уклонения от службы и членовредительства. Определенное распространение в военный период получили т.н. «контрреволюционные высказывания» граждан. В частности, об этом говорят донесения в республиканский обком ВКП(б). В аналитических справках, отражавших моральное состояние жителей Татарстана, встречается информация о негативных высказываниях колхозников, как, например: «Нечего идти на войну, все равно убьют», или «Сейчас мы живем плохо, при Гитлере, наверное, жить будем лучше».

Как видим, устремления советских людей в начале войны не были столь однозначно патриотичны и прямолинейны, как внушала нам до сих пор советская историография. Массовое сознание жителей Татарстана нельзя представлять одномерным, в действительности оно было многосложным и противоречивым. Конечно, подавляющее большинство населения, ощущая свою причастность к судьбе Родины, перед лицом страшной и грозной опасности проявляли свои лучшие качества: мужество, стойкость, героизм. Но наряду с защитниками отечества, единым фронтом ставшими против врага, существовали вполне конкретные категории граждан, «обиженные» на Советскую власть и в годы проведения индустриализации и коллективизации, не примирившиеся с разрушением церквей и мечетей, невинно пострадавшие в период разгула массовых репрессий.

Именно эти общественно-политические настроения, помноженные на татарскую национальную идею, связанную с мечтами о возрождении государственности татарского народа, пытались использовать гитлеровцы при создании летом 1942 г. легиона «Идел-Урал». Они надеялись повернуть оружие в руках военнопленных татар и представителей других народов Поволжско-Уральского региона против Советов. Но надежды их не оправдались – в начавшейся войне интернациональный вектор развития народов СССР, т.е. сближение и единение их против общей смертельной угрозы, проявился намного ярче и сильнее, чем национальный. Ни один из батальонов легиона не участвовал в боевых действиях на стороне вермахта.

К тому же, власть, добиваясь свежих решений в поднятии патриотического настроя граждан, в военные годы пошла на целый ряд уступок идеологического характера, в том числе был задействован и национальный фактор, что было особенно важно для регионов, в которых проживало значительное количество представителей нерусской нации. Так, для подъема национального духа татарского народа было разрешено обращение к давно закрытым, но бережно сохраненным в этнической сокровищнице сюжетам и образам героического прошлого. Татарская интеллигенция, «вспомнив» о времени существования могущественных средневековых татарских государств, обратилась к истории Золотой Орды, возродила образы национальных героев, мужественно боровшихся с врагами.

Национальная идея была обыграна и в инициированной властями кампании по написанию писем-наказов от трудящихся национальных республик фронтовикам. 5 марта 1943 г. в «Правде» было напечатано письмо трудящихся Татарской АССР всем фронтовикам-татарам, под которым подписались более полутора миллионов человек. В нем говорилось: «Татарские джигиты! Вам, кто не щадя своих сил и жизни, грудью защищает каждую пядь родной земли на фронтах, от моря Белого до моря Черного… в дни замечательных побед наших войск шлет татарский народ свой пламенный салям! …Мы крепко верим, что вы не дадите передышки врагу, будете гнать его все дальше на запад и до конца истребите немецких захватчиков!» Обращение к фронтовикам вызвало небывалый патриотический подъем среди солдат и офицеров. Отвечали на него целыми воинскими подразделениями, заверяя своих земляков в непримиримости к врагу и решимости выполнить наказ Родины. Несмотря на спланированный характер этих акций, в массовом сознании населения изменение вектора общеполитической линии в деятельности руководства страны было воспринято весьма положительно.

Другим направлением воздействия власти на общественные настроения в военный период, наряду с использованием национальной идеи, стало религиозное возрождение. Для поддержания морального духа народа на государственном уровне было принято решение о прекращении в стране всякой антирелигиозной пропаганды. Впервые после разгромных акций предыдущих лет верующим позволили открыто посещать церкви и мечети, проводить необходимые ритуалы, отправлять религиозные потребности. В Татарстане началась борьба за возвращение закрытых ранее церквей и мечетей. Начали отмечаться религиозные праздники: Пасха у православных и Курбан-байрам у мусульман, причем жертвоприношение совершали не только старики, но и демобилизованные красноармейцы, давшие соответствующие обеты («назер-айту») еще на фронтах войны.

В политической системе общества тоже произошли изменения. Экстремальная обстановка, сложившаяся в военные годы, заставила партийных и государственных лидеров пойти на введение специального чрезвычайного органа – Государственного Комитета Обороны (ГКО) во главе со Сталиным. Проводниками решений центра в регионах были местные власти. В республике Президиум Верховного Совета ТАССР возглавлял Г.А. Динмухаметов, председателем правительства являлся С.Х. Гафиатуллин. Но роль Советов в годы войны по-прежнему была сведена к минимуму, они выполняли лишь исполнительно-распорядительные функции.

Определяющее место оставалось за партийными организациями. Именно Татарский обком ВКП(б) был ответственен за реализацию спущенных сверху указаний и распоряжений. Поэтому Центральный аппарат бдительно отслеживал действия первых лиц республики, и в случае «проколов» со стороны последних, быстро заменял их. За четыре года войны в республике сменилось несколько первых секретарей Татарского обкома ВКП(б). Причем все они, по установившейся традиции, были русскими по национальности: А.М. Алемасов, А.Г. Колыбанов, В.Д. Никитин. Однако в военный период произошло знаменательное событие. В декабре 1944 г. с одобрения вышестоящих органов впервые в истории республики областной комитет партии возглавил татарин – З.И. Муратов. В некоторой степени и этот шаг можно считать проявлением наметившегося в годы войны более лояльного отношения властей к национальным кадрам.

Однако идеологические послабления в советском государстве оказались весьма непродолжительны. Как только впереди забрезжила Победа, власти с прежним рвением взялись за «наведение порядка». Целые народы (калмыки, чеченцы, крымские татары, ингуши, балкарцы и др.) подверглись в конце войны политическим выселениям с мест проживания. Основанием для их депортации послужили обвинения якобы в массовом предательстве.

В отношении же татарского народа, который выселить представлялось довольно проблематичным, т.к. татары относятся к дисперсно-расселенным нациям, явственно проявилась жесткая линия, направленная на его духовное порабощение и уничтожение этнической истории. Она нашла свое отражение в принятом в августе 1944 г. постановлении ЦК ВКП(б) «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации». А точкой отсчета послужили «ошибки и недостатки националистического характера», допущенные историками и литераторами при создании тех произведений, которые еще недавно властью назывались «патриотически выдержанными» и «объективно отражающими» историю татар.

Фото - http://posredi.ru Источник - http://татаровед.рф/

Подписывайтесь на наш телеграм канал
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar